Дешево и очень сердито. За 80 тысяч рублей пермские робинзоны провели 15 дней на необитаемом острове

Татьяна Зырянова

Фото: из личных архивов Дмитрия и Елены

Дмитрий Кириллов и Елена Бурдина ели мурену и варана, незрелый лайм, моллюсков, чуть не отравились ядовитой картошкой, привязывали на ночь одежду к пальмам, ходили за водой за 1,5 км и набирали ее в пластиковые бутылки, найденные на берегу.

Дмитрий Кириллов — технолог авиационных двигателей и дворник, Елена Бурдина — архитектор. Вместе они — путешественники. Вдвоем отправились на необитаемый остров в Тайланде, прожили там 15 дней, с собой взяли минимум вещей и денег. Теперь смело предлагают всем вариант малобюджетного отпуска, гарантируют незабываемые воспоминания.Immigration to Malta

Но где именно их остров, не говорят, потому что не хотят отдавать первозданную красоту «на растерзание». «Нас олигархи просили свозить, мы не согласились. Поймите, пожалуйста», — попросил Дмитрий. Да мы понимаем.

Куда? Зачем?

— Дмитрий, как долго вы добирались?

— Летели два часа до Москвы, потом десять часов ожидали рейс в Новосибирск, четыре часа летели в Новосибирск, ожидали три часа в аэропорту рейс в Бангкок, восемь часов летели в Бангкок. В Бангкоке 1,5 часа ехали на такси в другой аэропорт, еле успели на наш самолет, 1,4 часа летели до Хат Яй, затем ехали 1,5 часа на такси до пирса Пакбара. Сели на спидбот, шли по океану два часа, прибыли на обитаемый остров, пересекли его пешком за час, сели в рыбацкую шхуну (рыбацкая лодка — это просто: карта, деньги, ломаный английский), плыли еще два часа. Иии — вуаля! Мы на острове! Делов-то.

— Сколько средств потратили на двоих?

— Денег для перелёта и трансфера – не более 40 тыс. рублей на одного, значит, за двоих порядка 80 тыс. рублей, не больше. Очень бюджетный отдых. Почти все могут себе позволить такой.

— Сколько вещей с собой взяли?

— Вещей минимум: нож, котелок. Тарелку, кружку, ложку сделали из бамбука. Еще у нас были с собой солнечные батареи для зарядки видеокамер, фотоловушки, гоупрошки (экшн камеры, созданные для того, чтобы снимать, невзирая на любые условия) и спутниковый трекер, позволяющий знать друзьям, где мы.

Самодельная посуда из бамбука, кокос

— Где остров находится? Что из себя представляет? Как вам разрешили на нем жить?

— Остров в национальном парке Южный Тайланд на границе с Малайзией. До второй мировой остров принадлежал Малайзии. Не населён людьми. Остров 10 на 3 км — непроходимые джунгли и отвесные скалы. Из животного мира там водятся вараны, белки, белки-летяги, змеи, в том числе аспиды (самые ядовитые в мире), летающие змеи, крокодилы, тайские медведи, не опасные, миролюбивые, сколопендры, скорпионы, клещи.

На острове нам разрешили пожить местные власти взамен на организацию уборки пляжей от мусора, прибитого океаном.

— Как вы справились с уборкой мусора?

— На уборку мусора мы взяли мешки. Насобирали штук 100, не меньше. Прибыли на «большую землю», наняли пять лодок, позвали туристов помочь на загрузку. Приплыли, загрузили, отвезли на обитаемый остров, загрузили в грузовики, отвезли на перерабатывающий заводик.

— Зачем вы все это затеяли?

— Главная задача была — снять фильм о животном мире острова, о подводном мире рифа. И конечно же, о том, что каждый человек может выжить без продуктов на острове (в тайге, в горах, в тундре) 15 дней минимум.

Но как?!

— Дмитрий, что вы ели? Что пили? Где спали?

— Питание — то что смогли добыть: морская рыба (мурена в том числе), электрический угорь из пресного ручья, моллюски, водоросли, крабы, и самое вкусное — кокосы. Кокосы прибивало к берегу, мы выловили три штуки за 15 дней. Нашли пакетик с пятью граммами сахара. И каждое утро по крупинке съедали. Вкуусно.

Воду брали из ручья, ходили 1,5 км до водопада. Приходилось идти по ручью, по пояс в воде, среди электрических угрей и крокодилов. Воду набирали в пластиковые бутылки, найденные на берегу. Жили (спали) под сплетённой из бамбука крышей.

Лена попробовала какую-то траву, сильно отравилась. Нашли картошку, обрадовались, она печеная пахнет так вкусно. Но картошка оказалась горькой и ядовитой. Поэтому без картошки и хлеба, на рыбе.

На ловушку «морду» каждое утро на ручье ловили до четырех креветок. Это просто. Берём из джунглей пятилитровую бутыль (мусора очень много, к сожалению, но найти можно все, что угодно). Разрезаем бутыль по верхней части, переворачиваем верхнюю часть внутрь нижней, скрепляем по углам. Внутрь кидаем потроха от рыбы, кладем ловушку вечером в ручей. Утром — от двух до четрех креветок ваши.

Рыбу ловил тремя способами: ловушка из бамбука, ножом, и на крючок, сделанный из пружинки зажигалки. В качестве приманки использовал крабов-отшельников, они везде на пляже. Потом добычу коптил и жарил на костре: раскраиваешь палку вдоль, вставляешь в щель рыбную тушку и скрепляешь конец палки корой, снятой с этой же палки

Ужин из мурены

Сначала готовили рыбу в листьях деревьев, но Лене не понравилось, присутствовал запах листьев. Вообще она жалеет животных. И это правильно. Мы же не умирали с голоду.

А вот пакетика с сахаром было жаль, его белки утащили у нас на восьмой день.

— Белки?

— Да, как в «Ледниковом периоде».

Местные белки такие же любопытные и резвые, как пермские в Балатовском парке

— Вы так говорите, как будто каждый день ловите мурен и электрических угрей. Кстати, а последних как ловили?

— Угорь? Тут просто. Берём бамбук длиной 1,5 м, в диаметре примерно 15 см, пробиваем все перегородки, кроме предпоследней. С тыльной части забиваем бамбук камнями чтобы потонул. Со стороны ловушки кидаем рыбьи потроха, укладываем ловушку в ручей на перекате. При этом весь ручей (четыре метра) запруживаем камнями, ветками, песком. Оставляем только одно место, где можно ночью угрю, который вышел на охоту, пройти перекат. Угорь упирается в плотину, ищет место для прохода, приходит к бамбуку, от которого вкусно пахнет, заползает в бамбук, а обратно уже не может выползти.

Утром надо просто набраться силы и воли. Так как угорь электрический, в полуметре от него — просто электрический стул, надо быстро выкинуть бамбук с рыбой на берег. И все. Легкотня.

— Кто и что представляло наибольшую опасность?

– Адреналина, конечно, от встреч с удавом, вараном (пришлось убить и съесть), с муренами, с аспидом (сбросили в костер), со скорпионом (ужалил меня) — хватило. Но в целом все очень мирно и просто. Кстати, варан и мурена ядовиты, но только головы, а туловища при термообработке съедобны.

— Да как вы их разделывали? Варан — это же чудовище какое-то, сильный, наверняка.

— Разделывать варана также как рыбу. Нож тупится, конечно, о шкуру и варана, и мурены. Это минус.

— Температура воздуха? Дожди?

— 32 днем, 24 ночью, комфортная температура, дождей почти не было. Мы просыпались в 6:30, спать ложились в 20:00. В 6:30 шли на ручей за водой и проверять ловушки. В 7:30 завтракали. В 8:00–8:30 устанавливали фотоловушки. Они дали результат только на шестой день. До этого — локации не те, солнце, тени, памяти не хватало, листва на деревьях шевелилась, море волновалось, батарея садилась. Жуть была от неумения. Все исправилось на шестой день. Получилось не просто круто, а очень круто.

Но самым страшным были не сколопендры, клещи, скорпионы, змеи, пальмовые крабы, белки и насекомые. Самым страшным был шторм. Каждую ночь океан разрушал прибрежную полосу песчаного пляжа приближаясь к нашему костру (их, конечно, запрещено разводить в национальном парке, мы прятали наш костер за корягой). Волны били в метре от того места, где мы спали, это было напряжно и тревожно. Уходить в прерии не хотелось, и было бы очень опасно. Каждую ночь мы привязывали вещи повыше на стволы деревьев, готовясь к экстренной эвакуации.

— Ну ладно, вы мужчина. Лена, а вы чего боялись больше всего?

— Наибольшую опасность представляют, наверно змеи и сколопендры, сколопендры под ногами ползают, можно и не заметить , наступить, а змеи на дереве. Но я больше всего боялась шторма, да. Ветер был сильный, волны все время били в берег, наш берег смыло наполовину. Это нормально для тех мест, волны берег подмывают, перетаскивают песок на другой конец пляжа. Может, это вообще просто мой страх, я плохо плаваю и боюсь морскую воду.

Коралловый риф обнажается при отливе

— Людей совсем не видели?

— Чуть не случилось. Пришлось босиком от них уходить в лес.

— Зачем?

— Было 7 утра, мы ушли на ручей, вдруг услышали звук приближающейся лодки. Аборигены — браконьеры, за бамбуком приплыли. Ни нам, ни им встреча была не нужна. Мы почти нелегалы, они браконьеры. Мы могли о них сообщить властям — это уголовная ответственность для них. Проще нас было тут же закопать. Вот мы и рванули в лес босиком. А лес — это колючие кусты, колючие лианы, колючие стволы деревьев, и все это сплошной стеной.

— Дмитрий, вы всегда так экстремально отдыхаете?

— Экстримом это трудно назвать. Это всё-таки отдых, который может себе позволить каждый. Важно это понять, и просто себя и свои страхи пересилить.

 

 

Источник статьи

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.