Экскурсия в мечеть Султанахмет. Стамбул.

В Голубой мечети можно фотографировать. Очевидно потому, что никакая фотография никогда не передаст всю эту  волшебно-изящно-утонченную красоту, которую  описать словами просто невозможно. Наверное, так , по представлению мусульман, выглядит рай. Никаких икон, никаких фресок со сценами из Корана – ислам это запрещает. Но не запрещает зайти сюда каждому желающему, даже неверному. Только не во время молитвы. Но, конечно же, соблюдая определенные правила.
(Неверными мусульмане считают всех, кто не исповедует Коран).
Мы только что побывали   на Ипподроме. Поэтому  легко себе представить, где находится Голубая мечеть – Султанахмет. source.
Для её постройки была разрушена часть Византийского Ипподрома. Но кое-что османы, конечно, оставили. Думаю, что вы узнали и египетский обелиск и Змеиную колонну и обелиск Константина. А прямо напротив них – небольшие скромные ворота – это южный вход в Голубую мечеть для туристов и немусульман. Туда мы сейчас войдём

Обратите внимание на эту цепь. Висит она здесь уже почти 400 лет. И знаете почему? Чтобы султан, въезжая во двор мечети на коне склонил свою голову перед Аллахом.

Легко запомнить, кто построил эту мечеть, имя которой, есть имя султана Ахмеда – СултанАхмет.
Закопавшись в книгах об Османской империи, я поняла, что никогда мне не удастся разобраться не только в династиях могущественных родов османов, но и во всех сложностях их нравов, обычаях и установках. А поняв это, я успокоилась, и стала выделять для себя лишь некоторые личности, которые чем-либо поразили моё воображение. Одним из них стал Ахмед Первый, который стал султаном в 14 лет (1603), был 14-м правителем, правил также 14 лет. И умер в 28 лет (1617), став  при этом отцом 12 сыновей и 9-ти дочерей! Удивляться не стОит, –  у него было много  наложниц. Одна из них , Махфируз-Хатидже-султан, родила его первого сына, когда Ахмеду было 15 лет.

Похоже, что султанов абсолютно не волновало количество сыновей. Это я была чрезвычайно взволнована, представляя, каково было детство этих мальчиков, зная, что как только кто-то из них станет султаном, все остальные будут убиты.
Для того, чтобы избежать распрей за наследование престола султан Мехмед Второй Завоеватель включил пункт о наследовании султаната: «Если кто-нибудь из моих детей станет во главе султаната, то для обеспечения общественного порядка ему надлежит убить своих братьев… Пусть это правило соблюдается».И это правило соблюдалось.
Вот такую картину наблюдал маленький Ахмед в тот день, когда его отец стал султаном Мехметом Третьим. 18  братьев новоиспеченного султана были умерщвлены, согласно закону Фатиха.

О деяниях Ахмеда Первого подробно можно, при желании, прочитать в Интернете, а я только добавлю, что за время  правления особых военных побед у него не было, – потому Голубую мечеть, чтобы умилостивить Аллаха, султан построил на золото из своей казны. Ввел указ о запрете алкоголя во  всей Османской империи. Был поэтом. Его любимой наложницей была гречанка, или боснийка Кесём-султан, христианское имя которой, предположительно, было Анастасия.  Её судьба оказалась очень схожей с судьбой Роксоланы. Есть турецкий сериал “Великолепный век. Империя Кесем”.  Кому нравится сериал о Роксолане – посмотрите. Европейцам почему-то интересна Хюррем-султан, а вот в Турции считают самой влиятельной и самой красивой из наложниц – именно Кёсем-султан.
В сериале, кстати, будут сцены в  Голубой мечети, про экскурсию к которой я никак не начну вам рассказывать.


Но всё-таки думаю, что не очень вас утомила своим коротким рассказом о султане, оставивившим о себе память в виде архитектурного шедевра, куда мы уже вошли. Вернее, мы вошли в парк, который окружает Голубую мечеть со всех сторон. Перед нами еще одни ворота.

Но войти в эти ворота, не так-то просто. Везде щиты с правилами посещения действующей мечети. Для посещения православного храма эти правила такие же. Правда, в настоящее время не очень-то соблюдаются. Особенно в отношении покрытия головы для женщин.


Здесь же, в садике, небольшой открытый павильон, где женщины-турчанки внимательно осматривают ваш внешний вид и выдают соответстующую одежду. Причем, юбки выдают не всем женщинам. Мне почему-то не выдали – оставили  в брюках. Интересно, почему?

Сразу скажу, что продвигаясь в толпе туристов, так же как я, жаждущих увидеть “жемчужину” Стамбула, я не испытывала никакого эстетического удовольствия. Была одна-единственная мысль, как бы не отстать от групппы, так как потеряться здесь ничего не стоило. Слишком велик был наплыв людей в этих узких, но чрезвычайно красивых и необычных воротах.
Я еще не говорила, что посещение Голубой мечети абсолютно бесплатное. Кроме того, здесь можно фотографировать, даже внутри мечети. Сперва я подумала, что именно поэтому здесь так много туристов. Но позже, заплатив 20 евро и простояв около часа, чтобы посетить Айя-Софию, поняла, что это не так. Быть в Стамбуле и не увидеть Голубую мечеть, –  непростительное упущение.
На воротах вверху исламский Символ Веры: “Нет Бога кроме Аллаха, и Мухаммед – посланик Аллаха.” Ниже – цитата из Корана: “Воистину молитва предписана в определенное время”.

Но вот, наконец-то, я оказалась в совершенно квадратном внутреннем дворике. Он был так велик, что народ рассеялся по нему и стало возможным как следует осмотреться. Первое, что бросилось в глаза – это мрамор, который был всюду – пол, колонны, полукруглые арки, минареты  – всё было из чистого золота – мрамора.

Я не напрасно оговорилась насчет золота. Везде пишут, что султан Ахмед хотел сотворить 4 минарета из золота, но архитектор ослышался, так как по-турецки слова “золото”-“алтын” и “шесть”-“алти” имеют почти одинаковое звучание. Потому Голубая мечеть оказалась окруженной шестью минаретами. Но это вызвало скандал, так как самая Главная мечеть Аль-Харам в Мекке имела также шесть минаретов. Имам Мекки посчитал это святотатством, и султан Ахмед пристроил в  мечети Аль-Харам седьмой минарет.
Не знаю, исторический ли это факт, но решила посмотреть на мечеть Аль-Харам, где, действительно, обнаружила седьмой, непарный минарет. В центре мечети – Кааба, Главная святыня , в сторону которой обращены мусульмане всего мира во время молитвы.

Стою под аркадой и любуюсь Голубой мечетью. Вопрос о том, почему она голубая, даже не возникает. Очень уж её цвет совпадает с цветом неба. Пока мне сравнивать её красоту мене с чем. Я видела только несколько мечетей, проезжая на автобусе по Стамбулу.  Но не поразиться легкости и изяществу её внешнего вида просто невозможно.

Архитектором Голубой мечети был Сёдефкар Мехмет Ага (Sedefkar Mthmet Aga) (около 1540–1617).Его родиной предположительно была Албания. Его послужной список очень интересен. В молодости  работал садовником в садах Топкапы. (Интересный факт. Палачей в Османской империи не было. Эту роль исполняли, как это ни странно, садовники). Затем в течение шести лет изучал музыку, писал стихи. После чего увлёкся художественными работами с серебром, перламутром и жемчугом, за что его прозвали Сёдефкар – “Ювелир”. Очевидно, его талант отметил самый знаменитый архитектор Османской империи – Мимар Синан, и Сёдефкар Мехмет Ага стал его учеником, а затем и первым помощником. В 1606 году он вступил в должность Главного архитектора Османской империи (предыдущий был казнён), а в 1609 года  приступил к проектированию и строительству Голубой мечети. Умер в том же году, что и его повелитель султан Ахмед, (что наводит на некоторые предположения).
К моему большому удивлению достоверного изображения Мехмет Аги я не обнаружила. Пришлось довольствоваться этим.


Шёл мелкий дождик, который был очень кстати, так как, пережидая его, мне удалось как следует рассмотреть аркадный потолок внутреннего дворика с его ажурными окнами, которые впоследствии стали называться “венецианскими”.

Я рассматривала мечеть с различных ракурсов. В этой  строгой симметрии, в этих плавных полудугах, переходящие в стройные колонны, в однотонных  простых узорах я чувствовала гениальность подобной архитектуры. Как назывался этот стиль я не знала.И только потом, дома, узнала, что это исламо-византийский стиль, в котором построены все мечети.


Несмотря на дождь, очередь во внутреннее помещение мечети была большая, и двигалась она достаточно медленно, так как у входа  происходила следующая “дресс-кодовая” процедура.
Пока стоим в очереди, расскажу о строительстве мечети. Султан Ахмед долго выбирал место для её постройки. Самым лучшим оказался участок на Ипподроме. Но для этого было необхдимо снести не только часть Ипподрома, но и Византийский дворец императоров. Но желание султана – закон. Дворец был снесён, конечно же, вместе с фундаментом и прочими подземными коммуникациями. Когда площадку под Голубую мечеть совершенно очистили, при большом стечении народа, была проведена большая османская церемония начала земляных работ. Дата церемонии была обязательно согласована со звездочетами и астрологами. На церемонии султан много молился, а бедняков кормили и раздавали подарки.
Котлован под мечеть рыли в течение месяца

Опять же, по звёздам, определили следующую дату – начало строительных работ. Звёзды указали на 4 января 1610 года. Вновь, при огромном стечении народа, был совершен традиционный ритуал: по углам будущего михраба визири и старейшины положили какие-то особые камни.. А султан в его основание бережно уложил драгоценности в поясе из серебряных колец и шелковые нити. И опять был праздник, и пир, и подарки для бедных.

В мечеть категорически невозможно входить в обуви. Во-первых, это уважение к дому Аллаха. А во-вторых, молятся мусульмане, прикасаясь руками и лбом к полу.

Конечно же, очередная толчея в нешироком проходе опять сбивала с соответствующего настроения. Это мне очень не нравилось, ведь я знала, что сейчас должна увидеть что-то необыкновенное. Но я понимала, что иначе, чем через эту  толкотню, войти в мечеть невозможно. А во время намаза, когда народа поменьше, любопытных сюда не допускают.

Поэтому смирившись, положила я свои кроссовки в целлофановый пакет, который предусмотрительно раздавали у входа, и….

наконец-то вошла под своды Голубой мечети.


В начале поста я говорила о том, что бесполезно описывать то, что я увидела. Могу только сказать, что совсем не напрасно султан Ахмед Первый избрал Главным архитектором Сёдефкар Мехмет Агу. Только музыкант, поэт и художник мог создать такую красоту. Это была  красота весны, когда всё вокруг наполнено тихой музыкой ожидания прекрасного. Никаких ярких цветов, всё приглушено неярким светом, который струится из множества витражных окон.


Мечеть была огромна. Конечно же, мне никогда не увидеть, как здесь совершается намаз. Можно только представить себе это по следующей картинке, которую я нашла, не помню где.

Строительство Голубой мечети продолжалось семь с половиной лет. Хотела бы я увидеть, что здесь творилось 9 июля 1617 года, когда окончание строительства отмечалось огромным банкетом. Первоначально султан Ахмед стоял у входа в свою мечеть, а Великий визирь Халил-паша, визири и остальные приближенные целовали его ногу  и подносили свои поздравительные дары. Для первой молитвы всем присутствующим раздавали драгоценные коралловые чётки. Когда же они закончились, стали дарить чётки из ароматного сандалового дерева. И всё окружающее великолепно дополняли сверкающие изумрудные светильники, спускающиеся с купола на золотых цепях.

Моя фотография не намного лучше предыдущей картинки, но она передаёт всю огромность внутреннего зала мечети. Очень хотелось рассмотреть михраб, который всегда ориетирован на Каабу. Читала, что он сделан из цельного куска мрамора и там вмонтирован Черный камень, привезенный из Мекки. Но подойти к нему  “не муслиму” было нельзя. Зал перегораживал толстый красный канат

Наш гид что-то рассказывала, но слушать её было невозможно, так как мешал приглушенный гул от рассказов десятка гидов. Да и не хотелось слушать, хотелось стать одним большим глазом и навсегда впитать в себя все переплетения этих орнаметов.


Ходить тоже было невозможно. Кроме туристов небольшими группами сидели женщины, очевидно, ожидающие времени молитвы. Я поймала на себе взгляд правоверной мусульманки и мне стало понятно, что пора уходить. Интересно, что думают они о нас, женщинах, прикрытых платками из-за необходимости войти в мечеть, обвешанных сумками, целлофановыми пакетами с обувью и фотоаппаратами, разглядывающими без малейшего понятия то, что они считают священным. И хотя было очень жаль покидать эту неописуемую красоту, я вышла.


И опять была обувная процедура. Только теперь она была обратная. Прочитав стократное предупреждение о запрете сидеть на ступеньках, я ступила на грешную землю. Хотя это был еще мрамор, привезенный сюда четыреста лет назад на кораблях из острова Мармаре..


О том, что уже можно снять платок, который мне все время мешал, я даже не подумала. Я всё ещё была там…По-моему, мой “приголомшенный” вид без всяких слов выдавал все те чувства, которые я испытала, побывав в одном из самых красивых сооружений, которые я видела на своём веку.


Османская империя всегда была веротерпимым государством. При всем желании властвовать над Миром, мусульмане спокойно относились к христианским и к иудейским храмам. Конечно, очень жаль, что фрески и мозаики Айя-Софии оказались полууничоженными, но всё-таки сохранны бесподобные мозаики Кархие-Джами, и уцелело еще несколько православных храмов. И тот факт, что самая красивая мечеть Стамбула, как и прочие мечети, всегда открыта не только для мусульман, говорит о многом. Потому что красота, действительно, ДОЛЖНА спасти мир…

Всего три месяца совершал намаз султан Ахмед в своей любимой  мечети. Он умер 22 ноября 1617 года от сыпного тифа и был похоронен в большой мраморной гробнице, которая находится в саду, окружающем Голубую мечеть. Рядом с ним покоятся его дети  и любимая наложница Кесём-султан, которая пережила его на много лет, стала трижды валиде,  а 1561году была задушена веревкой от занавески в своих гаремных покоях…

Отели Стамбула:

Комментариев»>Источник статьи

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.